НЕ ВСЕ ГРИБЫ БЫВАЮТ ПОЛЕЗНЫ...

С наступлением весны все романтичнее становятся рабочие будни ученых. В природе еще нет вегетации, растения продолжают спать, можно лишь отметить жизнедеятельность флоры незамерзающих водоемов, но у ботаников начинается весенне-полевой сезон. О. А. Мочалова спешит на снегоходе добраться до самых труднодоступных мест заповедника «Магаданский», в среднее течение р. Ямы.
Ямский еловый остров – это единственный в Магаданской области уголок темнохвойной тайги, сохранившийся до наших дней с давних времен, переживший оледенения, рубки, пожары и другие неблагоприятные воздействия. Потому этот реликтовый массив ели находится под защитой заповедания и охраняется государством. Он расположен более чем в 600 км от основного ареала ели сибирской (Picea obovata).

Основной задачей в этот период является проведение мониторинговых наблюдений за плодоношением ели на пробных площадях, предстоит оценить урожайность и собрать шишки ели для их последующего морфометрического анализа и изучения всхожести семян. Также в задачи входит по возможности оценить послепожарные последствия (пожар 2005 г.), определить состояние подроста лиственницы Каяндера и ели сибирской по периметру и на самом горельнике. А также обратить внимание на фенологию водных растений в незамерзающих ручейках и протоках.
В одну из таких поездок на шишках ели сибирской О.А. Мочаловой был обнаружен фитопатогенный гриб Pucciniastrum areolatum. Для севера Дальнего Востока это новая находка. В 70-е годы прошлого столетия «еловый остров» обследовался дальневосточными микологами, но вид не был зафиксирован. Внимание привлекли пораженные шишки с растопыренными чешуйками, которые остаются на деревьях дольше здоровых. При созревании семян кроющие чешуи здоровых шишек раскрываются, но никогда не подворачиваются кверху, как у больной шишки.

P. areolatum – разнохозяинный облигатный паразит с полным циклом развития, включая все 5 стадий. Он относится к базидиальным ржавчинным грибам (Pucciniastraceae, Pucciniales, Pucciniomycetes, Pucciniomycotina, Basidiomycota, Fungi). Основным хозяином гриба является черемуха, на ней проходит основная телиостадия гриба, ель является промежуточным хозяином, на ней развиваются спермогонии и эции.

Заражение шишек ели происходит базидиоспорами, которые переносятся весной с опавших листьев черемухи. В конце лета на поверхности молодых шишек ели развиваются спермогонии и эции. Спермогонии появляются на наружной поверхности чешуй шишек в виде уплощенных корочек разнообразной формы. На внутренней поверхности кроющих чешуй еловых шишек развиваются эции, которые выглядят как небольшие уплощенные шарики красно-коричневого цвета размером 1–2 мм. Они располагаются скученными группами, по несколько десятков штук на внутренней стороне чешуи. При этом чешуйки широко раскрываются, шишки темнеют и становятся хорошо заметными издали. При разрушении из эциев выходят эциоспоры. Развитие эциоспор на шишках может продолжаться несколько лет после исходного заражения, создавая постоянный источник инфекции. Перезимовавшие эциоспоры ветром переносятся на черемуху, где гриб проходит летнюю и осеннюю стадии развития. Поражение начинается в самом начале лета, как только распускаются листья (в условиях Магаданской области – середина июня). На нижней стороне листа черемухи образуются резко ограниченные фиолетовые или красно-бурые пятна, на которых развиваются белые урединии. Урединиоспоры могут заражать новые листья черемухи. В конце лета–начале осени на верхней стороне листа черемухи между жилками образуются темно-бурые пятна, что свидетельствует о развитии телий внутри эпидермиса листа. Они зимуют на листьях черемухи и весной прорастают базидиями. Базидиоспоры разносятся ветром и, попадая на молодые шишки ели, заражают их. Таким образом, полный цикл развития гриб проходит в течение 2 лет.
P. areolatum распространен по всему Евразиатскому континенту, включая территорию России, эпизодически встречается в зоне произрастания разных видов елей и черемухи. По данным З.М. Азбукиной и исследователей, на которых она ссылается, в дальневосточном регионе гриб отмечен в Приморском, Хабаровском краях, на Сахалине, Курилах и Камчатке. Магаданская область – самое северное для российского Дальнего Востока местонахождение гриба. Гриб включен также в список инвазивных видов Северной Америки в целях предостережения от экзотических агрессивных болезней древесных ресурсов.
Визуальная оценка зараженности шишек ели урожая 2014 г. в заповеднике «Магаданский» составляла 20–30 %, урожая 2015 г. – 10 %. В 2017 г. при средней, местами слабой урожайности пораженные шишки ели были отмечены лишь на одной учетной площади, их доля составляла менее 5%. Прошлогодние зараженные шишки сохранились на площадках выше р. Студеной, их доля менее 10%. При обследовании ельников в устье р. Халанчиги и севернее зараженных шишек не обнаружено. Таким образом, общая тенденция заражения елей уменьшается и это радует.
Популяция ямской ели произрастает в экстремальных условиях Крайнего Севера, и успех ее возобновления зависит не только от природно-климатических, но и от биотических факторов, в числе которых большое влияние оказывают грибы-возбудители болезней. Возобновление ели происходит довольно медленно, семеношение нерегулярное, всхожесть семян достаточно низкая. Поэтому данные по вредоносному виду, паразитирующему на шишках ели, имеют важное значения в целях сохранения заповедного реликтового «елового острова». Развитие ржавчины снижает не только выход семян, но и их качество. Существуют данные о том, что зараженные шишки не дают семян или сильно снижают их урожай. Кроме того, установлено, что базидиоспоры P. areolatum способны поражать не только шишки, но и молодые побеги ели (особенно верхушечные), приводя к их деформации и усыханию. Поэтому любые факторы, приводящие к даже незначительному снижению урожайности шишек, всхожести семян и угнетению подроста, могут негативно сказаться на состоянии реликтовой изолированной северо-восточной популяции ели. Ранее в качестве основных угроз существованию «елового острова» рассматривались только лесные пожары.
В 2014 г. в Ямском рефугиуме впервые была отмечена зараженность шишек ели фитопатогенным ржавчинным грибом P. areolatum. Учитывая факт присутствия паразитного вида, особое внимание следует уделять фитопатогенной обстановке на территории Ямского участка заповедника «Магаданский». Рекомендуется регулярно обследовать леса с участием ели, наблюдать за семеношением и суховершинностью. Борьба с ржавчиной шишек ели затруднительна, меры по устранению патогенного гриба не до конца разработаны. В случае выявления эпифитотии P. areolatum (с долей зараженных деревьев более 50 %) рекомендуется собирать и сжигать пораженные шишки. Для сохранения реликтовых участков ели сибирской в качестве крайней меры рекомендуется уничтожать находящиеся в непосредственной близости деревья черемухи. Как указывают литературные источники, черемуха должна расти не ближе 500 м от ели.

В окрестностях г. Магадана есть несколько участков с насаждениями елей. К счастью, этот фитопатогенный гриб там не обнаружен, но присутствуют другие виды ржавчины не на шишках, а на хвое. Организациям, занимающимся благоустройством города, и дачным любителям рекомендуется учитывать специфику развития ржавчинного гриба P. areolatum и не высаживать рядом ель и черемуху.

 

Автор: с.н.с. лаборатории ботаники, к.б.н. Н.А. Сазанова

 

ПАРАЗИТИЧЕСКИЕ ЧЕРВИ РЫБ СЕВЕРНОГО ОХОТОМОРЬЯ, ИМЕЮЩИЕ МЕДИЦИНСКОЕ И ВЕТЕРИНАРНОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Рассматриваемая тема актуальна для всех регионов Дальнего Востока России, население которых издавна потребляет свежую рыбу как одни из основных продуктов питания.
Ежегодно с наступлением лососевой путины население и СМИ Магаданской области уже традиционно озадачиваются вопросом о возможности заражения паразитическими червями от выловленной или купленной на рынке рыбы.
Просветительская работа среди населения по затронутой теме в нашей стране, к сожалению, ещё крайне мала и не идёт в сравнение с подобной деятельностью в странах Юго-Востока Азии. Например, в Японии, где тема гельминтозов (болезней, вызываемых паразитическими червями), передающихся через свежие морепродукты, особенно актуальна, наряду с государственными существуют и замечательные частные паразитологические музеи. Среди них особую популярность у населения имеет известный Мегуро-музей (Meguro Parasitological Museum), в котором каждому виду паразитов посвящены прекрасно оформленные стенды с коллекционным материалом.

Стенд, посвященный жизненному циклу и практическому значению цестоды (ленточному червю) Diphyllobothrium luxi (=D. nihonkaiense) в частном паразитологическом музее в Мегуро (Япония) 

У лососевых рыб материкового побережья Охотского моря можно выделить не менее 20 видов гельминтов, имеющих медицинское и (или) ветеринарное значение: цестоды (ленточные черви) – Diplocotyle olrikii, Nybelinia surmenicola, Eubothrium crassum, E. salvelini, Diphyllobothrium dendriticum, D. ditremum, D. luxi; трематоды (дигенетические сосальщики) – Diplostomum gasterostei, D. gavium, Ichthyocotylurus erraticus, I. pileatus, Phyllodistomum simile, Ph. umblae; нематоды (круглые черви) – Hysterothylacium gadi aduncum, Anisakis simplex, Pseudoterranova decipiens, Philonema oncorhynchi, Salvelinema salmonicola и акантоцефалы (скребни или колючеголовые черви) – Acanthocephalus tenuirostris, Corynosoma strumosum.
Наиболее практически значимы для жителей приморских регионов Северного Охотоморья четыре вида: цестоды – лентец Лукса D. luxi и N. surmenicola, а также нематоды A. simplex и P. decipiens. Знание некоторых особенностей биологии этих гельминтов и простых правил обращения со свежей рыбой для кулинарных целей позволяет жителю-дальневосточнику в полной мере наслаждаться вкусовыми качествами свежепойманных тихоокеанских лососей и проходных гольцов. Это и составляет основную утилитарную цель дальнейшего повествования.
Лентец Лукса – Diphyllobothrium luxi. Инвазионные личинки (плероцеркоиды) лентеца Лукса, белые, относительно крупные (более 1 см длиной как свободно залегающие, так и инкапсулированные), визуально хорошо различимы в красной мускулатуре лососевых рыб.

Плероцеркоид Diphyllobothrium luxi в мускулатуре горбуши (Из: Вялова, 2003)

Они представляют, на наш взгляд, наибольшую угрозу для здоровья человека и домашних животных, вызывая гельминтозное заболевание под названием дифиллоботриоз. Заметим, что взрослая зрелая цестода D. luxi в кишечнике зараженного млекопитающего (бурого медведя, человека) достигает длины одного метра и более.
Достоверные сведения о риске заражения населения лентецами в настоящее время известны только в пределах Хабаровского края и Сахалинской области, что, скорее всего, не отражает истинную современную картину распространения дифиллоботриоза (возбудитель D. luxi) в Северном Охотоморье.
Плероцеркоиды D. luxi локализуются, как правило, в спинной и хвостовой частях мускулатуры лососевых рыб, и нужно быть особенно внимательным, чтобы обнаружить этих паразитов в препарируемой рыбе.

 

Локализация (обозначена точками) плероцеркоидов Diphyllobothrium luxi в мускулатуре горбуши (из: Вялова, 2003)

Вопрос о природном жизненном цикле и источниках инвазии D. luxi до настоящего времени окончательно не решен. Есть мнение, что наземные млекопитающие, и в меньшей мере человек, проживающие на побережье дальневосточных морей и в бассейнах лососевых рек, могут служить источниками первичной инвазии. Так, например, на нерестилищах лососевых рыб основная роль в распространении этого паразита может принадлежать его основному окончательному хозяину – бурому медведю, многочисленному виду, питающемуся проходными лососевыми в период их нерестовой миграции и в значительной степени пораженному лентецами D. luxi.
Нематоды Anisakis simplex и Pseudoterranova decipiens. Личинки обоих видов нематод, вызывающие гельминтозное заболевание под названием анизакидоз, хорошо различаются между собой даже невооруженным глазом.
У личинок анизакисов тело светло-желтого цвета, длиной 14–30 мм и диаметром до 0,5 мм, как правило, свёрнутое в тонкостенной капсуле в тугую спираль. Личинки псевдотерранов, напротив, тёмно-красного цвета, значительно крупнее (длиной 25–45 мм и диаметром до 1,2 мм), свёрнутые в капсуле неправильным кольцом или расправленные, свободно залегающие вне капсул.

Личинки третьей стадии из мускулатуры лососей: слева – Anisakissimplex, справа – Pseudoterranovadecipiens (Из: Вялова, 2003)

Практически каждому жителю-дальневосточнику хорошо известен внешний облик личинок анизакисов из свежей, копчёной, солёной и маринованной сельди, у которой поверхность внутренних органов зачастую покрыта слоем этих паразитов.

Личинки нематоды Anisakis simplex на внутренних органах сельди (из титульного листа рекламного буклета частного паразитологического музея в Мегуро, Япония)

Изначально с сельдью и связано начало широкого изучения анизакисов, когда в прошлом веке в Голландии впервые выявили тяжелое заболевание человека, которое в ряде случаев завершалось летальным исходом. Эту болезнь назвали «эозинофильной флегмоной» кишечника. Возбудителем её оказались личинки Anisakis sp. из атлантической сельди. С этого времени проблема анизакидоза начала привлекать пристальное внимание специалистов и стала одной из мировых проблем медицинской паразитологии.
Наиболее полно к настоящему времени и зучен жизненный цикл именно A. simplex, в общих чертах сходный с жизненным циклом представителей других видов семейства анизакид, в т. ч. Pseudoterranova decipiens. Половозрелые нематоды в желудочно-кишечном тракте китов и тюленей продуцируют огромное количество яиц. В морской воде последовательно внутри яйца формируется личинка первой и второй стадии. Такие яйца или вышедшие из них личинки заглатываются первыми промежуточными хозяевами – различными ракообразными, в полости тела которых окончательно завершается развитие второй стадии и начинается формирование личинок третьей стадии. Дальнейшее их развитие обязательно связано с рыбами и головоногими моллюсками (в т.ч. с кальмарами) – вторыми промежуточными хозяевами. Локализуясь в полости тела, внутренних органах и мышцах, личинки третьей стадии становятся инвазионными (способными заражать) для дефинитивных (окончательных) хозяев. В желудке и кишечнике последних они дважды линяют, растут и превращаются во взрослых червей.
Следует отметить, что вне зависимости от видовой принадлежности роль основных возбудителей анизакидоза во всём мире выполняют личинки третьей стадии из рыб, достоверно относящихся к двум родам: Anisakis и Pseudoterranova. Безусловное «лидерство» в этом плане в пределах Тихоокеанского бассейна, включая Охотское море, принадлежит виду A. simplex – массовому паразиту практически всех видов проходных лососей и гольцов. Именно эта группа лососевых рыб имеет первостепенное значение в эпидемиологии анизакидоза в Северном Охотоморье, поскольку является у населения излюбленным объектом питания в свежем и малосольном виде. Однако на Дальнем Востоке России до сего времени существует, пожалуй, единственный документально зарегистрированный случай анизакидоза человека (A. simplex), описанный в научной литературе. Очевидно, это не отражает истинную картину распространения анизакидоза человека в регионе, и обычно случаи заражения анизакисами не афишируются либо диагностируются просто как кишечные пищевые отравления.
Из года в год наблюдается высокая по всем показателям зараженность проходных лососевых рыб северной части материкового побережья Охотского моря личинками анизакисов, где особенно выделяются массовые виды лососей – кета, горбуша, кижуч и нерка, имеющие наибольшее эпидемиологическое значение по анизакидозу в регионе. При этом вопрос о прижизненном распределении личинок анизакисов у лососевых рыб приобретает особое значение. И здесь наблюдается определённая закономерность. Чётко установлено, что у горбуши, исследованной сразу после вылова, наиболее зараженными личинками A. simplex оказались брюшные мышцы; меньшие показатели отмечены для  спинных мышц. Это свидетельствуют об однонаправленных миграциях личинок анизакисов в теле рыбы (в данном случае – лососевых) в сторону наиболее насыщенных жирами органов и тканей, что подтверждается и нашей практикой.
Для обнаружения личинок анизакисов в свежепойманном лососе или гольце в первую очередь надо исследовать брюшные мышцы рыбы, рассекая их на тонкие ломтики для визуального обнаружения паразитов. В случае отсутствия анизакисов в брюшке рыбы вероятность их обнаружения в глубоких мышечных слоях сводится к нулю. И это важно для выбора последующей процедуры использования (приготовления) свежей рыбы – слабого или сильного посола, жарения, копчения или замораживания в целом виде.
Не случайно с каждым сезоном лососевой путины во всех регионах Дальнего Востока России в печатных и электронных СМИ традиционно поднимается вопрос о профилактике именно дифиллоботриоза и анизакидоза. В научной и популярной литературе описаны различные методы обеззараживания рыбы от опасных гельминтов – возбудителей дифиллоботриоза, анизакидоза и множества других гельминтозов. Однако самое простое, широко известное превентивное действие для эпидемиологически значимых паразитических червей (как в промышленном производстве, так и в быту) – длительное предварительное промораживание рыбы при низкой температуре до её полного обеззараживания от живых гельминтов, что с успехом позволяет осуществлять современная холодильная бытовая техника.
Обычно рекомендуется следующее действие: промораживать целую рыбу (или её куски) при температуре минус 20°С (температура в теле рыбы) в течение 24 ч с последующим хранением при минус 18°С в течение 7 дней, либо проваривать или прожаривать 20 мин, либо просаливать крепким посолом в течение 14 суток. И здесь мы особо выделяем и настоятельно рекомендуем заинтересованному читателю книгу А. В. Гаевской (2005), в которой доступным языком профессионально проведён морфолого-систематический и экологический анализ всех существующих в литературе и практике сведений о представителях семейства анизакид (Anisakidae), в т. ч. A. simplex и P. decipiens.
Наконец, необходимо ещё раз упомянуть о гельминтах, портящих товарный вид рыбной продукции как в свежем, так и в консервированном виде. В первую очередь, это касается личинок (плероцеркоидов) цестоды Nybelinia surmenicola.
Основным окончательным хозяином нибелиний в Тихоокеанском бассейне является минтай Theragra chalcogramma, из-за которых этот ценный в настоящее время промысловый вид морских рыб долгие годы неоправданно использовался в основном для производства тука и на корм пушным животным в звероводстве. Нибелинии локализуются, как правило, в полости тела рыбы и при больших количествах (сотни экземпляров) скапливаются в её задней части над анальным отверстием, где образуют целый комок, покрытый сверху соединительнотканными оболочками.

 

Локализация личинок Nybelinia surmenicola в теле свежевыловленного минтая. Места наибольшего скопления нибелиний затушеваны. Пунктиром показана рекомендованная линия разреза рыбы при обработке для пищевых целей (по: Ошмарин и др., 1961)

Считается, что для человека нибелинии совершенно безвредны, во взрослом состоянии они паразитируют лишь у акул и скатов. У проходных лососевых рыб их личинки встречаются относительно редко и в небольших количествах. Однако по внешнему виду и величине они очень напоминают личинок мясных мух (рис. 7) и в живом состоянии очень подвижны, что служит причиной отвращения к зараженной рыбе со стороны обработчика (например, рыболова-любителя или кулинара).

Личинки (плероцеркоиды) Nybeliniasurmenicola. Фото Г. Атрашкевича

Если пойманная зараженная рыба сразу не потрошится и в целом виде какое-то время вылеживается, то личинки нибелиний, долгое время сохраняющие жизнеспособность, способны мигрировать из полости тела рыбы в её мускулатуру. Нибелинии остаются живыми до 22 ч в непотрошеной рыбе, хранящейся в условиях бытового холодильника до минус 7°С. Однако (и это важно) при таких условиях личинки нибелиний становятся малоподвижными и не изменяют своей локализации в полости тела рыбы ни при её дальнейшем хранении в холодильнике, ни при дефростации.
В заключение хочется посоветовать рыбообработчикам, в первую очередь рыболовам-любителям и кулинарам, не поддаваться первому чувству брезгливости и отвращения при виде зараженной гельминтами рыбы, что нередко ведёт к её выбраковке и выбрасыванию, а попытаться хладнокровно разобраться с видовым составом и локализацией наблюдаемых гельминтов.

 Взрослые цестоды Eubothriumcrassum, вызвавшие закупорку кишечника кеты. Фото В. Поспехова

И уже после этого следует принимать соответствующие меры в зависимости от степени зараженности рыбы – единичными гельминтами или их множеством, представляющими угрозу для человека и животных или только портящими товарный вид самой рыбы. В последнем случае достаточно лишь удалить гельминтов (с глаз долой) и можно сразу использовать свежую рыбу по назначению. В противном случае для гарантированного обеззараживания рыбы от живых гельминтов надо применить известные методы её промораживания, соления или высокого температурного воздействия, о которых сказано выше.

 

Авторы: зав. лабораторией экологии гельминтов,
к.б.н. Атрашкевич Г.И., н.с. Поспехов В.В.